17 февраля 2018 | 09:32 0 3 316

Судьи в Украине традиционно считаются одной из самых закрытых групп, но с 2014 года постепенно идет реформа, направленная на улучшение коммуникации представителей Фемиды с обществом. Редакция 368.media решила пообщаться с председателем одного из самых крупных районных судов в стране – главой Приморского райсуда Сергеем Кичмаренко, который отправляет правосудие… с 1989 года. Он является одним из старожилов системы.

Когда вы решили стать судьей?

Я стал судьей достаточно юным человеком – в 1989 году. Решил я это еще в студенческие годы, когда учился в Одесском национальном университете им. Мечникова.

Вы сразу туда поступили?

Нет. Прошел обязательную службу в армии. Служил в пограничных войсках, на линейной заставе на южной границе СССР в Закавказье. Все время с оружием.

С кем служили? Вы там один были из Украины?

Не совсем. Были друзья из Николаева, Донецка и Ставрополя… В основном в части служили украинцы и беларусы.

Дедовщина была?

В погранвойсках не было вообще. Мне дедовщина не грозила. Я был мастер спорта СССР по вольной борьбе. Активно занимался борьбой и стал чемпионом погранвойск по самбо, а потом и мастером спорта по самбо. Интересно, что в ВУЗ я поступал на общих основаниях, без оценки моего спортивного опыта.

К концу 1980-х годов ситуация в стране была не лучшая. Как думаете, почему не пошли в какую-то банду?

Знаете, с детства был романтиком, как это ни странно. Мечтал вернуть незрячему брату зрение, хотел стать олимпийским чемпионом. О деньгах не думал.

Жажды наживы не было?

Материальное благополучие – это нормальное свойства мужчины, но оно не должна быть любой ценой, и не должно быть в противоречии с здравым смыслом.

Скажите, а вы в Одессе родились?

Нет, я родился в Винницкой области, под Кодымой. Можно сказать «мини Карпаты». Родился в селе. В 18 лет был мастером спорта СССР по вольной борьбе. Сознательно пошел в армию сознательно пошел в погранвойска, сознательно принял решение быть на линейной пограничной заставе. Я занимался спортом, был секретарем комсомольской организации нашей заставы. Когда поступил на юридический факультет, то смог добиться поста председателя профкома университета, организовывал работу всех спортивных секций, жилищно-бытовых комиссий. Хорошо учился, причем практически у меня только хорошие оценки были.

Как после ВУЗа становились судьями?

Я уже на первом курсе хотел реализовать себя на поприще правоохранительной деятельности. Но я очень любил гражданское право. Люблю вообще порассуждать о нем. В итоге, я понял, что лучше всего стать судьей. Я не планировал долго работать судьей. Возможно, 5-10 лет, чтобы стать профессионалом, а потом уйти с поста.

И какая же была система отбора судей?

Надо было хорошо учиться и все. Ну и возраст 25 лет.

Куда вас распределили?

В Одесское управление юстиции и потом сложная процедура назначения. Начинал в Киевском суде сначала исполняющим обязанности судьи, потом перешел в Ильичевский суд, где работал почти 15 лет.

Какое у вас самое первое дело было?

Первое решение принял в 1989 году. Не спал всю ночь! Это было связано с уголовным производством, т.к. гражданские дела не приносили мне каких-то сложностей.

Вам попалось это уголовное дело?

Естественно. Тогда судьи были универсальные: слушали и уголовные, и гражданские, и административные дела. Я все время занимался гражданским правом. А мне попалось уголовное дело. В общем, простая кража из школы. Обвиняемый, на мой взгляд, был неплохим человеком. Просто влез в столовую и украл 60 рублей. Обиделся на девушку, которая ему отказала. При этом он уже имел проблемы с законом. Как раз в это время я прочел «Преступление и наказание» и мне было жалко Раскольникова, а не старушку…

И что в итоге – посадили?

Нет. Я нашел выход. Присудил ему т.н. «химию» – ст.25 УК УССР. Это работы на стройках народного хозяйства. Хорошая, кстати, была статья. Человек, который оступился, мог исправиться, а не сидеть в тюрьме.

Я считаю, что Уголовный кодекс должен вести правоохранительную, а не карательную функцию. И сегодня, когда я слышу от законодателей, от общества призыв использовать только карательную функцию, то это неправильно. Мы все рождены в этом обществе, закон дал нам конституционные права, и ограничивать их надо очень бережно. Карательной функцией можно сломать человеку всю жизнь.

В 90-е годы, когда были жуткие убийства, разборки банд, вы не опасались за свою жизнь?

Я уже был профессионалом. Уголовный мир четко чувствовал, где не нарушаются его права. Было легко слушать эти дела, несмотря на их сложность, потому что правоохранители делали все, чтобы не возникало сомнений в виновности этих лиц.

Несмотря на сложность этих дел, судья был всегда судьей и он все сомнения трактовал в пользу подсудимых. Для людей, которые серьезно оступились перед законом, было важно, чтобы их услышали, чтобы приняли их замечания. А его посадили, он потерял здоровье, связался с черт пойми кем… Что мы сделали хорошего? Особенно это касается молодежи. Секций у нас бесплатных почти нет. Я сам поддерживаю молодых ребят, мы даже спарингом занимаемся. Мы хотим, чтобы уменьшалась преступность, а она уменьшается профилактическими действиями, а не карательными.

Что нужно судье, чтобы в ходе слушания дела себя нормально чувствовать и принимать взвешенные решения?

Можно говорить об этом с утра до вечера, но я вам скажу по концепции. Обратите внимание, что все международные организации выступают за независимый и прозрачный суд…

Что значит прозрачный?

Недвузначное толкование закона. Положение судьи должно быть высоко. Я считаю, что при отправлении правосудия судья должен быть независим, Какое-либо давление на него, даже внешние, не должны допускаться. Гражданское общество имеет право высказывать мнение и даже критиковать эти решения. Но ни в коем случае, это не должны делать люди от власти.

Это вы говорите о ситуации в отношении Саакашвили и Сакварелидзе?

Будем считать это естественной поправкой. Они сегодня «сами себя нашли». Я предлагал пану Саакашвили открыть Конституцию и посмотреть свои полномочия. Я хочу, чтобы каждый чиновник, который возмущался, открывал Конституцию и смотрел свои полномочия. Возрастет доверие к судьям — уменьшится это общественное давление.

Вы сейчас сказали о независимости, а как вам ст. 375 УК?

Я считаю, что это статья противоречит Конституции. Она может существовать, но с оговоркой, плюс при условии, что эти решения прошли все судебные инстанции. Кроме того, нужна особая процедура возбуждения дела, допустим, по представлению Высшего совета правосудия… Правоохранители должны действовать прозрачно, сообщить, что в реестр внесены сведения и в установленные сроки указать, прекращено или возбуждено производство. Оно там «висит». Практически, я вам скажу, в 2013 году против меня штук 10 было возбуждено из-за работы налоговиков…

Висит?

А я не знаю, мне не сообщают. Т.е. ты отказываешь в обыске, а на тебя сразу сведения в реестр вносят. Тогда зачем вам судья? Решайте этот вопрос без нас. Подайте апелляционную жалобу.

Как же вы оцениваете действия НАБУ, которое хватает судей пачками…

Да нет там пачек… Когда будут приговора, тогда скажем.

Вы скептически относитесь…

Я абсолютно нормально отношусь к этому. Судьи не лищены человеческих слабостей. Но я хочу увидеть прозрачный приговор. Я хочу видеть приговор через полгода, а не через пять лет! Говорят, затягивают, т.к. суды не хотят рассматривать. А я вам скажу – надо свидетелей вовремя приводить.

А сроки?

Сроки отчасти только зависят от судов. Сегодня можно было прийти на мой процесс, где извините, ни у одного потерпевшего не отобрали даже электронные адреса, телефоны, разрешения на смс, только сегодня начали этим заниматься, и то по моему указанию. Какая может быть коммуникация у судьи с ними, если там где адреса указаны, они не живут или живут. Или почтовые отделения не работают. Как им послать повестку? Вы знаете, что в Одессе практически сокращены почтовые отделения в целях экономии. Существует электронный суд, электронный адрес, смс, но для этого надо согласие потерпевших. Следователи не берут их, не готовят эти коммуникации. Причем здесь судья? Много ли раз судья не выходит на процесс? Я пытался не одно дело рассмотреть в беспрерывном процессе и говорю, сколько вам времени надо чтобы изложить обвинение? Я работал по таким делам, дела сложнейшие: убийства, грабежи, разбои. Мы слушали за 2 дня!

С какого это периода?

Это было в 1991-1992 года, когда было понятие «непрерывного процесса», пока ты не закончил одно дело, то не начинал другое. В этом был свой минус: что-то сорвалось, и ты не можешь слушать. Но в этом был и большой плюс. Я бы дела НАБУ пустил бы по этой схеме. Дело поступает и слушается в непрерывном процессе, каждый день, пока не закончим. Судьи к этому готовы, но готовы ли обвинители? Не думаю. Им удобнее, чтобы дела рассматривались длительное время, причем при изменении общей ситуации в стране.

Важен не процесс, а результат…

Судьи каждый раз заявляют, что надо считать показатели работы правоохранителей не по обращениям в суд, а по результату. Что с того, что мы 30 тысяч представлений рассмотрели, обеспечивая досудебное следствие? При этом количество дел, направленных в суд сократилось втрое! Все это – свидетельство мощнейшей латентной преступности

Каждое второе дело, где 5-6 человек, как правило, одного человека приводят в суд, а остальные – не установлены. Как же это вы работаете? Открываю документы, а они были задержаны вместе! Судья находится в рамках действующего УПК, мы не можем выйти за рамки обвинения, мы не можем активно воздействовать на эти процессы. Потерпевшего нельзя доставить приводом, можем только оштрафовать, при условии, что он надлежаще уведомлен. Уведомить мы не можем. И вот вам замкнутый круг. У меня одно отложилось дело на месяц. Почему? Я вышел, а всех потерпевших не было…

Антикоррупционный суд, с которым все носятся, что это и зачем оно надо?

Я долго думал и пришел к выводу, что если дела будут слушать в непрерывном процессе, то тогда он нужен. В принципе, если тот суд будет независимыи, то он потащит за собой и остальные суды. Судьи сейчас испытывают коллосальное давление общества. Скажите, зачем мне прицепили приставку «одизный»? В чем моя «одиозность»? Я детей из детдома поддерживаю, готовлю олимпийских чемпионов. В том, что я долгие годы без отпуска работаю? Не дал судьям разбежаться из Приморского райсуда? Здесь не такое хлебное место. Сегодня те, что ушли, в три раза больше получают. Я, например, привык к этой должность, есть общественный статус. А вот приходит человек с какой-то корочкой «антикоррупционной» нас проверять, как это назвать? Срывают заседания. Как это назвать? Какие инвестиции пойдут в Украину, когда суд подвержен этому внешнему воздействию?

Приморский суд очень серьезный в плане того, что важные дела региона рассматриваются именно здесь… Как вы себя чувствуете , когда вас пытаются провоцировать?

Что касается активистов, я вообще позитивно отношусь, если они имеют свою позицию. Вакуум власти должен быть кем-то заполнен. Если правоохранители не работают, естественно, нечего упрекать активистов. они просто люди. Им власть позволила так себя вести. Что может судья? У нас два охранника на весь суд… Мы придерживаемся судейской этики – уходить от конфликтов. Вы знаете, «активисты» многому меня научили.

Чему же?

Я стал открытее общаться с журналистами. Я раньше никогда не встречался с журналистами, потому что считал, что я где-то выскажу свою позицию, которая повлияет на дела. Я излишне осторожно трактовал этику судейскую. Когда с такими активистами начались не совсем приятные разговоры, я понял, что без объяснения позиции, нельзя иначе.

Рядовой гражданин должен понимать что судьи – это не закрытая каста и что с ними можно вести диалог. Например, прокурор заявил закрытый процесс И тут получается, что императивная норма, судья ее выполняет, потому что доступ к судебному делу решает следователь, прокурор. А людям не разъяснили, они рвались в зал, возник конфликт. Как их осуждать? Вышли объяснились – они поняли.

Реформа суда – что это такое и для чего она нужна?

Реформа нужна. Я не политик, но нам профессиональным судьям хотелось бы, чтобы с самого начала была принята концепция и поэтапно расписаны периоды. Мы бы знали, что в каждый период происходит, а не вот так стихийно. Например, пере обучить судей под. требования нового УПК. Все приходится делать самостоятельно.

Печально, но в Украине нарушается ст.6 Европейской конвенции о защите прав и свобод (доступ к правосудию). Люди уже неспособны оплатить государственный сбор. Получается, что человек лишается права на правосудие. Это недопустимые вещи.

Дела очень длительно рассматривают…

Я вам в пример наш суд приведу. Он – один из самых крупных судов первой инстанции Украины. У нас по штату сначала было 40 судей, потом 37, а фактически есть 25!

Мне говорят, что даже коллегию собрать сложно…

Да, это очень сложно. Но коллегию почему нельзя собрать? Потому что те судьи, которые обеспечивают досудебное следствие, не могут слушать дело по сути. Мы приняли комплекс организационных мер, мы сделали то что если альтернативные слушания досудебного следствия стараемся чтобы слушали не больше трех судей по одному ЕРДР, чтобы потом на могли сформировать коллегию и слушать это дело.

Что делать с этим бардаком, когда все затягивается?

Я думаю что на это должна быть воля власти.

Надо переписать полностью законодательство?

Мне нравится, как сделали это в Молдавии. Если судья не назначается, то он автоматически может приступать к работе. Есть варианты, но эти вопросы должен законодатель решать. Суды должны быть укомплектованы.

Народ жалуется, что если судья, какой затягивает дело, то хочет денег.

Я вчера поверхностно анализировал (небуду называть фамилию) работу одного опытного судьи, стаж 30 лет. Я его вызвал, спросил: чего ты назначил дело аж на март? Он мне показывает, посмотри у меня в производстве 800 дел… И это только гражданские, без административных. Такое накопление – проблема качества процессуальных законов

То есть УПК не совершенен?

Прежде всего. Должны модернизировать поддержание обвинения в суде, а судья должен дать срок на предъявление обвинения прокурору и он незыблемо должен это выполнять. Пока нет механизма как заставить прокурора это делать. и получается что прокурор может не представлять доказательства годами.

Были случаи, когда судья писал в приговоре что человек оправдан, потому что правоохранители допустили провокацию взятки.

Это позиция Европейского суда по целому ряду дел. При противоречии с внутренним законодательством пользуемся с ноября 2014 года европейским законодательством. И там четко дано понятие «провокации». Я не хочу лично давать конкретную оценку, потому что у меня в производство очень много этих дел, но общую дам. Не должно возникать у судьи сомнений, что именно этот чиновник нарушал права данного гражданина и требовал взятку. А у нас же возникает что гражданин ходит полгода-год и упрашивает «возьми у меня деньги», «я тебя прошу возьми»… Один взяткодатель сидел под кабинетом полгода, чтобы деньги занести. Я уже съеживаюсь, если мне по электронной системе распределения попадает дело о коррупции. Поймите правильно, я не против тенденции борьбы с коррупцией, но я не хочу для вида работать, я не хочу невиновного человека посадить. Я пришел на работу в то время, когда люди за частную предпринимательскую деятельность получали высшие меры наказания.

Наказание какое должно быть?

Они общественно не опасны. Я бы на месте законодателя принял бы наказание до 15 лет лишения права занимать должности и конфисоквывал бы имущество.

Штрафы за коррупцию сейчас смешные…

Вся правоохранительная система борется с коррупцией, но в суде процент этих дел ничтожный.

Какие у вас полномочия, как у председателя суда?

Представлять суд. К сожалению, оно и правильно сделано, председатель суда не должен иметь большой власти над судьями. будем говорить честно, он должен контролировать рабочее время, создавать условия для работы, обобщать практику,

Вы жалуетесь, что не влияете на них, а они бесконтрольными становятся…

Должна быть разумная пропорция. Я очень долго работал простым судьей и мне повезло, что работал с легендарными председателями судов, которые имели мудрость и показывали своим примером, где судьи боялись подвести их.

Командный дух?

Да, но как сохранить независимость судьи? Им нельзя управлять. Если влиять будет глава суда, то они станут не судьями, а поморниками. А это недопустимо. это то, что уничтожило тот старый суд. У председателя должны быть некоторые процессуальные полномочия. Допустим, судья в длительном отпуске, то нужно забрать/передать дело.

С какого возраста судья должен отправлять правосудие?

Сегодня законодатель принял, что 30 лет, но считаю, что это рано. Хотя бы 35-40. Прежде всего должна приходить наиболее подходящая среда для выбора судей – работники суда и адвокатуры.

Что ваших европейских коллег пугает в украинском суде?

Зависимость

От кого?

От других ветвей власти.

Это же не прямая зависимость…

Они не хотят видеть тут судью на 35 тыс. гривен. Они хотят видеть чтобы судья на 5-7 тыс евро. Судья должен быть обеспечен с хорошим соцпакетом, охраной, ему нечего гнуться и есть, что терять…

Высший совет правосудия работает нормально?

ВСП это действительно новый орган, он очень перегружен, но в целом мы считаем, что он сыграет свою позитивную роль.

Беседовал Денис Корнышев

Фотографировал Игорь Артемьев

 

 

Больше интересного - в нашем Telegram-канале

comments powered by HyperComments
Другие интервью