Начальник следственного управления одесской полиции Сергей Шайхет:

- Сейчас важно разобраться с делом 2 мая

2 июня 2017 | 16:00 0 937

В феврале этого года на должность главы следственного управления назначили уроженца Луцка 31-летнего Сергея Шайхета. Отец нового начальника одесского следствия Олег Шайхет дослужился до полковника, командовал спецподразделением «Сокол» волынского УБОП и ныне занимается охранным бизнесом.

В 2007 году Сергей Шайхет окончил Национальную академию внутренних дел со степенью специалиста права. Всего у него четыре высших образования. С 2007 по 2014 года прошел путь от следователя райуправления милиции в Киеве до старшего следователя по особо важным делам ГСУ МВД. С 2015 по февраль 2016 года — заместитель начальника следственного управления Киева. Шайхет — мастер спорта по офицерскому троеборью и КМС по плаванию. Редакция встретилась с полицейским, чтобы обсудить особенности работы следственных органов в регионе.

Первый вопрос при виде вас: вы — молодой майор полиции, у вас в подчинении подполковники. Как вышло, что вы возглавили следственное управление полиции Одесской области?

Во-первых, не всегда звание дает возможность управлять людьми. Это качество человека, умение управлять теми или иными группами лиц. Не каждый сотрудник видит себя руководителем, хочет становиться руководителем, брать и готов на себя ответственность. Поэтому на данном этапе майор полиции (уже не лейтенант), есть достаточный опыт работы для данной должности. Думаю, что общество, в конечном итоге, оценит ту работу, которую я веду вместе со своими коллегами, которые в том числе, у меня в подчинении.

Скажите, откуда вы родом и как начиналась карьера в правоохранительных органах?

Родом я из Луцка, в дальнейшем учился и занимался спортом в столице.

В профильном ВУЗе?

Первое образование было в профильном ВУЗе — академия внутренних дел. Второе мое высшее образование — университет им. Шевченко. Третье образование, это было… Третье — юридическая академия в Одессе. Еще я окончил национальную академию государственного управления при президенте. Службу начал курсантом, в дальнейшем работал на должностях следователя, старшего следователя в Печерском районном управлении милиции.

Это в каких годах было?

Это было в 2007 году. Сначала я работал инспектором по охране гражданского порядка, но всего несколько месяцев. Руководство предложило работу следователем, т.к. я практику проходил полгода до этого следователем.

В тот период времени попасть на должность следователя было очень проблематично. Много желающих, в отличие от сегодняшней ситуации, когда постоянный некомплект. Мне пришлось пройти собеседование с начальником следствия района и с начальником территориального подразделения, а после нас еще опрашивали в киевском главке. Спустя год после работы мне предложили должность старшего следователя. Это стало сюрпризом, т.к. я фактически все время просто жил на работе. Домой уезжал только помыться. В 2010 году стал старшим следователем по особо важным делам в главном следственном управлении,а  спустя четыре года  — начальником отдела расследования преступлений совершенных ОПГ в столице. Через год предложили перейти на пост замглавы следственного управления Киева, а после уже в Одессу.

Какое у вас было первое дело, которое вы раскрыли и отдали в суд?

Первое дело, раскрытое мной — это кража из магазина. А вообще я помню, что когда мне предложили работу следователем, ознакомили с приказом, и я зашел в свой рабочий кабинет, где мне показали мое рабочее место. Мне дали такую стопку, ну не знаю, там наверное дел 80 было и сказали — «Вот, буквально недавно уволился один сотрудник и это все его дела. Теперь это все твое». Да, это все дела были, так называемые фактовые, не было лиц. В основном это были квартирные кражи, где надо было учиться назначать экспертизы, давать поручения, допрашивать людей. Вот это вот были первые дела. В дальнейшем я был очень благодарен своему наставнику, своему непосредственному руководителю,  человеку, который обучил меня следствию. Он, расписывая на меня сначала простые, а потом все более сложные дела, пошагово обучал меня следствию. Это мой руководитель Литвиненко Анатолий Николаевич.

По поводу первого дела?

Он как человек, как руководитель давал нагрузку на людей очень грамотно. Сначала легкое дело, где все признают свою вину и по факту оно очевидное. Потом чуть сложнее, потом дело где два человека, потом где три человека, потом начинаются дела, где уже непосредственно нужны знания для следствия. Видим и понимаем, что определенный человек совершил нарушение, но он говорит, что он его не совершал. Тут уже должны быть непосредственные знания и навыки, методика расследования, чтобы либо доказать его вину…

А кто принимал решение вас направить сюда? Я так понимаю это руководство?

Да, это руководство принимало решение. Прошел аттестацию и взял небольшую паузу. Работал в академии старшим научным сотрудником и после этого уже, будучи в академии, мне предложили должность.

А аттестацию вы проходили получается?

Да, конечно.

Как вы оцениваете эти комиссии аттестационные в Киеве? 

Мое субъективное мнение: комиссии не совсем адекватно давали оценку сотрудникам. Среди их членов были люди, которые ранее привлекались к уголовной ответственности, люди, которые были изгнаны на тот период из органов. Опять же адвокаты, которые принимали участие в следственных действиях, где тот или иной сотрудник, например, следователь, пользуясь УПК принимал решение о недопуске, не нарушая никакие права. Исключительно по закону. Тем не менее, это субъективно задевало чувства того же адвоката. Поэтому оценка не всегда была объективна.

Многих из ваших коллег отсеяли в Киеве по следственной части? И что вам комиссия рекомендовали?

Вы знаете, это был первый день, самые первые часы этой аттестации. И в тот период времени, фактически были приглашены все руководители подразделений всех звеньев, руководители, замы и в некоторых случаях с нами общались по три минуты. Даже не давая возможности дать какой-то ответ. Заходили, спрашивали как настроение, как вы себя чувствуете и после этого они получали оценки, что рекомендуют их уволить из органов внутренних дел… О том, что нужна была реформа, говорили и знали все. Без этого никуда. Наверное, более тщательно нужно было подбирать кадры, которые будут оценивать работу правоохранителей.

Вам предлагали взятки?

Действительно было такое. Со своей стороны я писал и рапорта своим руководителям о том, что есть такая ситуация, прошу принять меры. Но, как правило, если возникали такие вопросы или такие разговоры, или намеки на то, что с тобой хотят поговорить на тему связанную с коррупцией, я старался их пресекать.

Вы первый начальник управления, который активно ведет себя в Facebook. С чем это связано?

Пишу, чтобы люди видели работу следователей. Знаете, иногда есть сухие фразы о том, что дело отправили в суд, направили в прокуратуру. Например, обвинительный акт по банде, которые совершили ряд грабежей. Их действия документировали более полугода с момента сообщения о подозрении. Приятно, когда люди знают, что их труд оценивают одесситы.

Как закон о Нацполиции повлиял на работу следователей?

Закон не повлиял на работу следователей,  но, в 2012 году был введен в действие УПК, и вот как раз он очень сильно повлиял на загрузку следователей.  Это событие больше всего послужило толчком для увеличения нагрузки и перестройки самой работы.

Я так понимаю, следствие очень обременено этим УПК, очень много производств, которые висят на каждом следователе?

Я, например, сторонник, так называемой доследственной проверки. Перед тем, как вносить в ЕРДР и начинать расследование, должна быть проверка, а по факту следствие вносит в ЕРДР все подряд. Закон должен разграничивать уголовное от не уголовного. Это было в УПК 1960 года. Я знаю, что подготовили кучу проектов к законам, изменения в законы, чтобы изменить УПК.

Поменяли так, что стало еще хуже…

Его поменяли кардинально. Если, скажем, УПК с 1960 года проработал по факту на территории страны 50 лет и все возможные поправки, углы, были обработаны и внесены. Этот УПК достаточно молодой, достаточно новый, вероятно, более соответствует реалиям нашей жизни. Но опять же, мне хотелось бы каких-то изменений, чтобы немного разгрузить работу следствия.

А какая сейчас нагрузка? На следователя сколько приходится производств, в среднем?

Видите ли,  все зависит от территориальности. В следственном управлении, например, нагрузка будет порядка 20-25 дел на человека, но это нагрузка по очень объемным производствам. Что касается райотделов, там нагрузка гораздо больше. Порядка 100-150 дел на одного следователя.

Там и фактовые есть?

Дела есть и фактовые, и по заявлению, разные категории дел. Мы  на данный момент говорим о статистике: есть в управлении порядка 1000 дел и работает 50 следователей. Вот 1000 поделили на 50, и у нас получилась средняя загрузка. Но, в зависимости от характера дела, профессионализма сотрудника и обстоятельств дела, руководитель дела расписывает по — разному.

Какой некомплект?

На данном этапе некомплект составляет порядка 35% штата. Если взять показатели по стране, то это достаточно большой показатель. Кроме того, вследствие реформы МВД прошла достаточно своеобразно массовая переаттестация. Это все повлияло на комплектацию штата. На данный момент, если человек хочет работать в следственном управлении, у него есть высшее юридическое образование, он подходит по моральным, физическим и психическим качествам, мы с радостью примем в штат такого сотрудника.Следователем может стать только гражданин с высшим юридическим образованием.

Сейчас особо желающих нет?

Нет, есть желающие, сейчас после первого набора на должность следователя приступило 49 следователей. Это достаточно молодые ребята из профильных и гражданских ВУЗов…

Специфику не знают?

Так нельзя говорить, знают/не знают специфику. Им нужен какой-то период времени для того чтобы они для себя понимали, что это не так как в фильме, что «ап» и все раскрыто, и все признают вину.

Скажите, а что из производств, которые были до вас, вы смогли их закрыть уже и отправить в суд? Те что висели у вас в следственном?

Нельзя говорить о том, что если сменился сотрудник, то предыдущие дела были направлены в суд или не были.

Хорошо, я скажу так, чтобы прояснить ситуацию, у нас расследовалось дело 19 февраля, там была группа полиции, группа прокуроров…

Расследует прокуратура.

Для примера скажу, был там глава этой всей следственной шайки-лейки Гольбарт, его брата взяли на взятке, потом его сменили, и расследование как-то пошло более активно, когда они подозрение предъявили директору «Белой акации», то есть все таки от руководителя что-то зависит. Я имею ввиду, в плане импульса, чтоб дела какие-то продвинулись, важные, резонансные…

В 2014 году были достаточно положительные показатели. По сравнению с 2016 годом, у нас идет рост направленных в суд дел… Могу сказать, что на 40%.  Вот приблизительный ответ на ваш вопрос. Резонансные дела направляются в суд, они расследуются. Работа не приостанавливается и изначально когда меня назначили в Одессу, я собирал руководителей всех подразделений и высказывал свои требования. Я не сторонник того, чтобы был 100% укомплектованный штат. Наверное, как по мне, это не правильно, пусть будет рабочий некомплект, но каждая единица должна работать. Ты должен понимать, за что народ платит налоги, за что соответственно следователь в дальнейшем из бюджета получает свою заработную плату. А не так что…

А какая  сейчас средняя зарплата?

Следователь сейчас получает от 7 до 11 тысяч гривен.

А управление по расследованию ДТП, оно уже входит в следственный отдел?

Совершенно верно.

В последний месяц там сразу двоих задержали…

Когда меня только назначили, я всем сотрудникам этого отдела сказал, что будет реорганизация и замена кадров. На данном этапе там поменялся начальник следственного отдела…

А когда вы его сменили? До этого или после уже?

Он, получается, как раз сменился в момент этого. То есть после первого, но до второго случая.

А в других отделах были взяточники в последнее время? Кого поймали?

Еще было задержание в Беляевке.

Как вы оцениваете это? О чем свидетельствует? Что сразу трех задержали с начала года.

Я не видел материалы уголовных производств. Они у прокуратуры. Я не могу дать оценку, идет служебное расследование. По одному факту, человек в результате служебного расследования уволен из органов. По второму и по третьему еще ведется следствие.

Есть много уголовных производств, которые еще с 2015 года зарегистрированы и следователи получают разрешения суда, а подозрение никому не предъявлено. Это очень странно для украинцев…

У нас все люди юридически подкованы, юридически грамотные, это не секрет. Смотрят фильмы психологические, с уголовным уклоном и много адвокатов у нас, выходцев из полиции, из прокуратуры, из СБУ, которые дают те или иные советы. А в некоторых случаях и принимают участие в совершении преступления. И если бы, скажем, следователь спрашивает у человека: «Вы совершали преступление?» и он должен был ответить правду и ничего кроме правды, то было бы тогда всем легко. Каждый как-то юридически пытался защититься.

У нас много дел по 191, 364 УК. Украинцы смотрят, что люди которые там фигурировали, они сейчас занимают другие должности, получают повышение…

Да, большое количество экспертиз, на основании которых уже следователь должен дать оценку. Мы видим, что есть состав преступления. Но,  что касается именно экономических преступлений, то пока ведется следствие, за месяц времени, человек совершает действия для уклонения от ответственности, что в дальнейшем мы не можем и оценить, был ли состав преступления или не было. Чтобы вы для себя понимали: человек, совершивший преступление, узнав, что данные внесены в ЕРДР и ведется следствие, он просто отказался совершать дальнейшие преступления и все вернул восвояси. И не задокументированный до конца факт не приведет к ответственности.

А сейчас следственное управление на что приоритет в расследовании направило?

Сейчас важно разобраться по делу 2 мая. Могу сказать о том, что по сравнению с 2016 годом , на данный момент предъявлено подозрение уже пяти людям. В прошлом году не было ни одного подозрения. Проведена колоссальная работа следователей по систематизации материалов и немного изменен метод расследования. Приоритет в экономическом блоке – это преступления служебного характера, совершенные  должностными лицами, уголовные производства, связанные с земельными махинациями , с бюджетом.  По уголовной линии — это, однозначно, разбои, грабежи, это серийные разбои. По линии тяжких, особо тяжких преступлений – это убийства, опять же, в этом отделе находится дело 2 мая, серийные убийства, маньяки, вот это их приоритет. Это то, что могу сказать по следственному управлению. В дальнейшем, опять же, по территориальным подразделениям, там у них меньше деления, но у них приоритет — это, в первую очередь, возмещение  нанесенного ущерба людям, установление преступников, разные превентивные мероприятия…

Привлекают ли следователей к расследованию резонансных экономических преступлений?

Естественно привлекают,  так как статьи 191, 364, 366 УК  — это все подследственность непосредственно нац.полиции. Непосредственно в следственном управлении есть ряд уголовных производств и по портам, и по АМПУ и в том числе по «набережной»… В следственном управлении на данный момент находится порядка 65 тысяч уголовных производств.

Недавно был скандал с мэром и с сессией по поводу декоммунизации, прокуратура тогда завела уголовное производство и тогда спустила его полиции…

Вы говорите «спустили», а я вам скажу «определили за нами подследственность», в связи с тем, что согласно УПК, это является подследственностью органов следствия национальной полиции.

То есть они могут начать производство в прокуратуре и передавать его в полицию?

Они имеют право вносить ведомости в ЕРДР и определить подследственность, да совершенно верно. Как за нацполицией так и за СБУ и за налоговой.

То есть отвертеться не получиться?

Нет, законодатель дал им такое право. Они и за собой могут определить, но опять же в УПК четко прописано, кто имеет право расследовать, какой вид статей, какой вид уголовного производства.

Беседовал Денис Корнышев

comments powered by HyperComments
Другие интервью