Олег Муратов:

- На многие вещи смотрю не как ревизор, а как экономист

7 апреля 2017 | 16:00 0 1 269

После реформирования ГФИ в Госаудитслужбу созданный Южный офис в Одессе возглавил бывший экономист Олег Муратов. Чиновник с 1998 по 2001 годы работал менеджером и директором филиала ООО «Капитал». С 2001 по 2002 годы он работал главным специалистом отдела процессов банкротства и ликвидации Регионального агентства по вопросам банкротства в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. После этого трудился в управлении торговли и туризма Одесской ОГА. С осени по декабрь 2005 года он занимал пост помощника гендиректора ООО «ТИС», а после вновь вернулся в обладминистрацию. Уже с 2008 года Муратов занял пост директора департамента экономического развития и торговли. Редакция 368.media встретилась с чиновником, чтобы обсудить последние данные ревизий ключевых объектов.

Вы являетесь руководителем структурного подразделения Госаудитслужбы с довольно необычным названием «Южный офис». Что входит в ваше ведение?

Одесская, Николаевская, Херсонская области, Автономная республика Крым и город Севастополь – это Южный офис.

К Крыму вы имеете весьма условное отношение…

К сожалению, да. Каждый из нас на своем месте делает все, чтобы Крым был освобожден, но реалии пока такие.

Раз так, давайте перейдем к осязаемым и подконтрольным вам объектам. Как завершились проверки в Черноморском морском порту? Наверняка они были неслучайными, ведь предприятие сотрясают скандалы.

Черноморский порт — достаточно сложный объект. Аудит мы провели, однако дать однозначные ответы сложно. Конечно, есть объективные данные цифры. Мы брали три квартала 2016 года и сравнивали с аналогичным отрезком 2015 года. В 2016 году прибыли была меньше, однако это все равно условные показатели.

И, все-таки, что можно сказать по порту?

Проблем там хватает, и они обусловлены не только ошибками руководства, а и историческими реалиями. Черноморский порт по ряду показателей всегда проигрывал Южному и Одессе. Проигрывал априори, уже хотя бы потому что по железной дороге туда дольше везти и вывозить грузы чем в указанные выше порты. Кроме того, там в последние годы не проводились дноуглубительные работы, и реальные глубины не всегда соответствуют заявленным. Но не стоит государственное предприятие оценивать только по показателю прибыли.

А как тогда?

Приведу простой пример: для меня, как для экономиста, далеко не на первом месте стоит финансовая успешность такого предприятия как ОПЗ. Намного важнее то, что эти четыре тысячи человек ходят на работу, получают зарплату, а не стали на учет в Фонд занятости и им нужно выплачивать пособия.

В Черноморском порту были конкретные моменты, например, сотни миллионов гривен, которые зависли в PlatinumBank…

Данная ситуация по временным рамкам в наш аудит не вошла, однако я, тем не менее, отправил письма руководителям всех портов с настоятельной рекомендацией вкладывать средства только в государственные банки.

Какие есть резервы у порта?

Например, от аренды порт может дополнительно получить 141 млн гривен. Еще 3,7 млн гривен можно было бы получить от реализации старых конструкций в качестве металлолома.

Насколько нам известно, есть серьезные проблемы с компанией «Транс-Сервис»…

В соответствии с договором, заключенным между госпредприятием и ООО «Транс-Сервис» (действует до 2019 года), компания получила в аренду пять портальных кранов «Кондор», стоимостью в 54,3 млн гривен.  Сделка оказалась невыгодной, т.к. доходы от ГП «ЧМТП» от самостоятельного использования портальных кранов смогли бы увеличится еще на 12,3 млн гривен.

Кроме того, неисполнение условий договоров на ведение совместной деятельности с компаниями ЧП «КТИ», «Миллениум-2003», «АЛДИ» и ЧП «Камея» привели к потерям 817 тыс. гривен и недополучению 4,72 млн гривен.

А как обстоит дело с финансирование объектов социальной сферы?

Неэффективные расходы порта на содержание и обслуживание объектов социальной сферы, которые не используются по назначению, составили 7,6 млн гривен. В частности, несвоевременное решение о списании оздоровительно-спортивного комплекса «Радужный» и реализация материалов, появившихся из-за демонтажа зданий и сооружений, может привести к потере доходов на сумму в 1,55 млн гривен.

Вы проверяли и мэрию Черноморска. Как обстоят дела в хозяйстве Валерия Хмельнюка?

Есть как прямые нарушения так, и непрямые. Если мы говорим о первых, то они не столь значительны, хотя и показательны. С 2013 по 2016 год мэру и его замам выплачивали премии без решения сессий горсовета – это 227 тысяч гривен. Также осуществлялась выдача материальной помощи: наличными через кассу, причем были случаи, когда получать приходили лица, которые ставили подписи, не соответствующие подписям в паспортах. Мы это передали в правоохранительные органы.

Что вы имеете в виду под непрямыми потерями?

Например, ООО ТРК, у них есть «Ильичевское телевидение 3», где половина принадлежит мэрии, а половина — частным физическим и юридическим лицам. Только с 2013 по 2016 год мэрия перечислила на нужды структуры более трех с половиной миллионов гривен. Фактически это безвозвратная финансовая помощь. Вопрос: что с этого простому жителю Черноморска?

Жителей Черноморска больше интересует вопрос строительства моста…

Ситуация с мостом такая. Мэрия анонсировала строительство, фактически имея в наличии только 10 млн гривен, которые в 2016 году им перевел порт, сам он же мост стоит, по акцепту, чуть более 100 млн гривен. Когда мы анализировали тендер по выбору подрядчика, то там были определенные нарушения, правда, не столь существенные. Реально в бюджете Черноморска денег на постройку моста явно недостаточно. Хотя мост, безусловно, нужен. Главное, чтобы он не стал очередным долгостроем в регионе.

Черноморск вы активно проверяли, а как быть с Одессой?

Мы закончили ревизию управления капитального строительства горсовета, там было нарушений почти на два миллиона гривен, в основном это недоплата паевых взносов и завышение объемов. Сейчас занимаемся департаментом коммунальной собственности, смотрим продажи, кому, как и почему продают и сдают помещения в аренду, находящие на балансе территориальной громады.

А скандальный переезд мэрии на «Краян» вас не привлекает?

НАБУ уже привлекал наших специалистов к расследованию. Кроме того, поскольку, документы по этому объекту изъяты НАБУ, мы обратились к ним с просьбой предоставить нам копии. Сейчас анализируем торги по ремонту «Краяна».А вообще я считаю, что правонарушение легче предотвратить, чем потом «расхлебывать» последствия. Поэтому для меня еще одно приоритетное направление – операционный аудит. Это порты, ОПЗ, филиалы АМПУ. Мы анализируем проекты договоров, платежных поручений. За первые три месяца мы нашли нарушений на сумму в 19,5 миллионов гривен, из них почти 16 млн гривен предприятия исправили.

Расскажите об аудите ГП «Одесский цирк»…

Функция любого государственного предприятия, в том числе и «Одесского цирка» – это получение прибыли, но ее за последние пять лет не было. И это при том, что ежегодно они получали от государства примерно по три миллиона гривен, зато показывали небольшой убыток – от 15 до 50 тысяч гривен. Совершенно ясно, что это делалось для того, чтобы не потерять госфинансирование. Мы только на одной зарплате нашли нарушений на полтора миллиона гривен.

Мертвые души?

Либо человека не было, а ставка была, либо была ставка, и был человек, но видом деятельности эта работа не была обусловлена. Мы проанализировали деятельность предыдущего директора, потом посмотрели на период без директора, потом год пребывания на должности нового директора, и не увидели вообще никакой динамики к улучшению. Поэтому итогом аудита стала рекомендация к смене руководства «Одесского цирка». Все-таки незаконно получить 11 миллионов гривен доходов – это надо уметь.

У цирка наверняка есть активы, на которых можно заработать…

Часть активов при сомнительных обстоятельствах перешла в частные руки, я имею в виду небольшие помещения. Есть еще у них гостиница на Княжеской. При этом цирк с этого не имеет ни копейки, хотя объект у него на балансе.

Много ли примеров, когда вот так бессовестно принадлежащие государству площади приносят доходу какому-то дяде?

В Одессе есть учреждение под названием «Институт последипломного образования специалистов морского и речного транспорта». Ему принадлежит большое здание на углу Канатной и Успенской. В результате аудита мы нашли недополученных доходов и упущенных выгод на сумму более чем в семь миллионов гривен. Одна из схем вот какая: в 2000 году приняли решение о создании социально-культурного центра и передали две тысячи квадратных метров помещений в совместную деятельность с общественной организацией. Чтобы на этой территории функционировал центр. Однако создавать его, видимо, никто не планировал. Вместо этого пятнадцать лет вторая сторона сдавала в субаренду помещения, платила институту приблизительно 10 тыс. гривен в месяц, как взнос в совместную деятельность. И все.

Ваша структура призвана изыскивать нарушения, другими словами, бороться с коррупцией. А есть ли нечистые на руку в ваших рядах?

Каких-либо фактов не зафиксировано, и я уверен, что их нет. 90% наших сотрудников работают в структуре больше 10 лет, это крепкие профессионалы. Да и если бы они что-то где-то нарушали, поверьте, я бы об этом знал. Я знаю очень хорошо руководителей предприятий, вузов, депутатов всех уровней, и своей репутацией я дорожу.

Сколько в среднем получают ваши подчиненные?

Порядка 5,5 тысяч гривен в месяц на руки плюс социальный пакет, предусмотренный законодательством.
Люди дорожат своей работой.

А вы?

Я за должность не держусь и никогда не держался. Мой портфель, вот тут под столом, он собран.

А чего он там стоит?

Я в любой момент готов уйти и для меня не составит проблемы уволиться. Эту работу я расцениваю в первую очередь, как дополнительный источник знания и опыта. Плюс самореализация. Я человек не из системы. Также хочу сказать, что на многие вещи смотрю не как ревизор, а как экономист. Особо хочу отметить, что в абсолютном большинстве своих начинаний, я чувствую поддержку Главы Государственной аудит службы – Лидии Гавриловой. Это очень важно и наверное, поэтому у нас многое получается.

Периодически всплывают сообщения о вашем возвращении на госслужбу, в частности, в ипостаси вице-губернатора…

Я считаю, что в данный момент времени я здесь полезнее. Все-таки наломали дров наши» реформаторы», есть над чем работать.

Что же они наломали?

Вы представляете, когда председатель Захаровской (бывш. Фрунзовской) районной государственной администрации выписывает себе надбавку в 250% к зарплате, а сверху еще и премию в 250%. Для района это фантастические цифры, это вызывает справедливое возмущение простых людей. И таких реформаторов в районах – не один, и не два. По просьбе губернатора мы провели обследование в Березовском районе: и премии незаконные есть, и топливо списывают. Купили на 100 с лишним тысяч гривен топлива на борьбу с катаклизмами, и оно куда-то делось.

Как делось?

А вот как-то так! Ответственный за это человек пришел и куда-то забрал несколько тонн топлива. И такое много где всплывает. В одном из райцентров в декабре, когда шел снег, по сметам наносили дорожную разметку, а в другом – в феврале по документам косили траву.

Видимо, неплохо накосили… Вы регулярно говорите о прибылях и убытках. А сам-то Южный офис прибылен?

В 2016 году мы себя окупили на 160%. Нашли прямых нарушений и вернули в бюджет более 25 миллионов гривен, в то время как наше содержание обходится в 16 миллионов.

Беседовал Павел Игонин

Фотографировал Алексей Кравцов

comments powered by HyperComments
Другие интервью