«Мы не исполняем политические заказы» – военный прокурор Южного региона Украины Якубовский

23 марта 2016 | 07:17 0 1 428

Недавно в СМИ появилась серия публикаций в отношении якобы неправомерных доходов и расходов военного прокурора Южного региона Украины Максима Якубовского. Толчок этому послужило журналистское расследование «Слідства.Інфо». Медийщики сочли, что «надзорник» живет не по средствам, сопоставляя стоимость его имущества с данными из декларации за 2014 год. При этом, объективности ради они почему-то забыли упомянуть о резонансных задержаниях коррупционеров, которые начались с приходом Максима Якубовского на должность военного прокурора. Речь идет и об областном военкоме Юрии Пискуне, и о начальнике одесской милиции Олеге Макухе, и о и.о. директора ГП «Югвоенстрой» Михаиле Клименко. Это не говоря уже о других мелких взяточниках и недавно задержанном работнике патрульной полиции Одессы, у которой на работе нашли амфетамин. Редакция 368.media обратилась к Максиму Якубовскому за комментариями относительно сюжета «Слідства.Інфо», вышедшего в СМИ.

Прокомментируйте информацию о ваших доходах, которая появилась в СМИ?

Мне с одной стороны тяжело, а с другой легко комментировать данную ситуацию. Тяжело – потому, что сложнее всего в дискуссии опровергать абсурд. Скажу я вам, что вот этот микрофон белый. И попробуйте меня опровергнуть. Вы будете настаивать, что он черный, а я – продолжать твердить «белый». Первоначальный результат будет зависеть от того, кто соберет возле себя большую аудиторию «симпатиков». И не важно, каков в действительности цвет. А легко комментировать – потому как скрывать мне нечего. Пожалуй, впервые в истории, я бы сказал, квази-журналистских расследований, претензии предъявлены не за то, что человек что-то скрыл в своей декларации, а за то, что все показал. У меня действительно в декларации отображен автомобиль Audi Q7. Я купил его в первой половине 2014 года, не в период моей работы на государственной службе. В 2012-2013 годах я к правоохранительным органам, военной и государственной службе никакого отношения не имел. Занимался юридической, в том числе адвокатской, практикой. При поступлении на работу в прокуратуру в июле 2014 года прошел все необходимые специальные проверки, в том числе и на соответствие сведений в декларации. Без этого назначение на должность или пребывание в должности по закону невозможно. Такую же проверку прошел и в 2015 году.

В декларации я показал все, что требует закон: и то, что находиться в собственности, и то, чем, в силу тех или иных обстоятельств, пользуюсь. Пользуюсь абсолютно на законных основаниях и в рамках своих доходов. Поэтому попытки «заряженных» журналистов, а за ними стоят вполне определенные политсилы, передергивая факты, создать иллюзию некой коррупционной составляющей в моей деятельности – это все в стиле «геббельсовско-киселевской пропаганды». Люди за счет вранья кормят свои семьи. Пусть честные журналисты их оценивают.

Каковы, на ваш взгляд, причины этой кампании против вас?

Они станут известны только со временем. Сегодня могу говорить только о совпадении фактов. Начало этого «журналистского расследования» совпало с негативной реакцией руководителей правоохранительных органов Одесской области – прокуратуры и полиции – на изобличение военной прокуратурой группы сотрудников уголовного розыска Черноморска, которых мы подозреваем в незаконных задержаниях, незаконном лишении свободы и пытках людей.

Сразу после начала расследования нас обвинили в выполнении «политического заказа». Начальник областной полиции открыто выразил свою поддержку подозреваемым полицейским, а прокурор области заявил о незаконности действий офицеров военной прокуратуры. При этом ни один из них не сделал ничего для восстановления закона в данном конкретном случае. Для примера, еще 17 февраля Черноморский суд вынес определение, которым поручил прокуратуре Одесской области принять меры по заявлению о применении насилия и пыток со стороны сотрудников полиции. Знаете, когда этот документ поступил следователю прокуратуры области для начала расследования?

Продолжайте…

17 марта! «Потрясающая» оперативность. За этот месяц, если бы не наша работа, были бы утрачены все доказательства совершенных преступлений. Мы не исполнители «политических заказов». Я не для того пришел в военную прокуратуру. Если офицер полиции торгует наркотиками – мы его задержим; если полицейские пытают людей – мы привлечем их к ответственности, не обращая внимания на противодействие со стороны; если сотрудник прокуратуры или чиновник берет взятку – «схватим его за руку».

Кстати, не кто иной, как нардеп Мустафа Найем все-таки признал факты, мягко говоря, нарушений в работе новой полиции. Он горд тем, что полиция их не скрывает. Это замечательно. Хочу скромно заметить – «не скрыть» эти нарушения законов помогли военная прокуратура и коллеги из СБУ. Это мы помогаем им не стать некой сектой, «бандустаном» в правовой системе. Никакие высосанные из пальца «компроматы» не помешают нам делать свою работу. Мы будем помогать коллегам из территориальной прокуратуры и полиции до тех пор, пока они будут нуждаться в нашей помощи.

comments powered by HyperComments