Валерий Пекар:

- Модернизация начинается именно там, где нет сильной старой индустрии

19 июня 2015 | 08:38 0 1 042

В украинском обществе есть ограниченная категория личностей, к советам которых прислушиваются абсолютно все здравые люди, невзирая на то, под какими лозунгами и знаменами они стоят. Популярный блоггер и общественный активист Валерий Пекар, безусловно, родом из этой когорты. В своих публикациях он не стесняется называть вещи своими именами. Рожденный 1960-е, он, тем не менее, видит новый путь для развития Украины и всячески стремится организовать наиболее активных граждан на путь реформ. В частности, для этого он создал проект «Новая Страна», который позволяет наладить коммуникацию между продуктивными силами обществе. Кроме того, Пекар также преподает в Киево-Могилянской бизнес-школе и является автором более 200 статей по менеджменту, маркетингу и информационным технологиям. Редакция 368.media пообщалась с общественником во время его визита в Одессу, где он помогает новому губернатору Михаилу Саакашвили. Разговор вышел жестким, быстрым, но тем не менее интересным.

Вы родились в 60-х, не чувствуете ли  как говорят «налет «совка» на себе? В чем он проявляется?

Я родился в столице в обычной киевской семье, частично советской и антисоветской. Могу сказать, что, как и все, родившиеся в 1960-е ощущают на «налет «совка», так как родились и выросли в СССР.

Вы поменяли несколько специальностей, отслужили в армии и только потом занялись рекламой?

Я мечтал заниматься программированием и поступил на факультет кибернетики Киевского национального университета им. Т.Г. Шевченко. После первого курса меня призвали в армию, где я отслужил два года. Вернулся в университет, закончил его и работал в Институте кибернетики. Активно занимался программированием. Потом настал 1992 год, мир развалился, и нужно было принимать решение: либо оставаться в профессии и менять страну, либо менять профессию и оставаться в стране. Я выбрал второй вариант, и поменять профессию. Профессия программиста была не востребована в Украине в 90-х. Я занялся своим частным бизнесом – издательством.

OK1_0495

Что вам запомнилось из службы в армии? Ведь,  тогда в армии проходили службу люди с разной национальностью.

Мне пришлось служить с представителями самых разных национальностей, многих из них ваши читатели не слышали никогда. Было больше полусотни. В армии я был сержантом и очень многому научился с точки зрения того, как нужно понять каждого человека. Только это может позволить людям говорить.

Должен быть какой-то компромисс?

Это вы сказали. Я говорю о понимании в людей в контексте, того как они мыслят, какие у них интересы и потребности, цели и мечты.

Образование программиста помогает сейчас?

Да, системное мышление хорошо развивается благодаря занятиям программированием.

OK1_0518

Многие говорят, что было лучше при президентстве Леонида Кучмы, это правда?

Тут нужно задать правильный вопрос, а кому было лучше?

В общем, в стране…

«Вообще» не бывает. Кому конкретно было лучше? Возможно, тем людям, которые имели доступ к государственным ресурсам Украины — было лучше. Другим людям, которые не имели доступа ни к правосудию, ни к хорошей работе и справедливости – было хуже.

Есть ли разница между украинцами 1990-х и украинцами 2000-х?

Конечно, украинцы 2000-х – это люди более самостоятельные. Они возлагают меньше надежд на кого-либо. Нельзя говорить про украинцев вообще, нужно говорить об основной массе, большинстве в 50-55%. Это люди, которые остались в старой жизни, в XX веке, которые ожидают от власти порядка и стабильности. Люди, для которых важны такие ценности, как хорошая работа, благосостояние как у всех. И примерно 20%, активного меньшинства с совершенно другими ценностями: образование, карьера, богатство, возможность развития и обучения.

OK1_0510

Вы писали о том, что должны быть шесть тысяч «человек-ледоколов», которые должны проломить асфальт коррупции и системы, которая сегодня существует. Такие люди сейчас есть? Как они могут изменить систему, если сверху у власти остались те же коррупционные надстройки и схемы?

Вы говорите газетными штампами. Тех людей, которые пришли работать сегодня в правительство, никто не ломает, так как это невозможно сделать. Я говорю не обо всех, а о большинстве. Это люди, которые системно и последовательно уничтожают коррупцию на своем пути – это и есть те «ледоколы», которые нам нужны. Просто их сегодня 100, пусть 200, а нужно шесть тысяч.

Это какое-то оптимальное количество?

Простой расчет. Если вы посчитаете, сколько нужно людей, чтобы занять должности во всех министерствах центральных органов исполнительной власти до третьего уровня – директоров департаментов областных и районных администраций, а также директоров госпредприятий – эта цифра и получится.

OK1_0490 (2)

Если говорить о ситуации, которая сложилась на Востоке Украины, есть ли какая-то такая «таблетка» для Донбасса?

«Таблеток» в современном мире нет вообще. Ни от Донбасса, ни для Донбасса, ни для Украины, ни для Ирана, ни для США. Современный мир довольно сложен, изменения в нем происходят довольно медленно и часто необычным способом. Только глубокое понимание тех внутренних причин, которые заставляют мир двигаться и развиваться, может позволить нам для каждой страны разработать конкретное решение. Это решение будет длинным. Все эти решения в конечном итоге опираются на человеческий капитал. Проблема Донбасса – это, конечно, проблема войны, проблема терроризма, проблема агрессии России, экономическая проблема, проблема старых отживших отраслей экономики, которые не модернизированы и с ними должны были произойти проблемы. Но в первую очередь, это проблема человеческого капитала. Тот капитал, который мы имели на Донбассе, неизбежно привел бы нас к этой ситуации, которая сейчас там происходит.

С людьми не работают?

Проблема в том, что людей не развивают. Развивать людей – это не то, чем хотят заниматься политики. Это медленный, длинный и долгий процесс, где результат будет не сразу.

OK1_0472 (2)

У нас и партий то таких нет, которые бы системно работали…

У нас вообще нет партий. У нас политические проекты, они не предлагают никакой идеологии и не могут являться партией.

Есть мнение, что через 20 лет Украина потеряет статус транзитной зоны для газа, нефти и грузопотоков. Уже  сейчас нужно думать про альтернативу. Что делать, как можно перестроиться?

Я думаю, это произойдет намного раньше. Украина никогда не выживала как транзитная зона. Украина выживала как индустриальная страна. И сегодня должна выжить как страна новой и обновленной индустрии, новых отраслей и новых кластеров экономики, включая высокие технологии и креативный кластер, новый модернизированный агропром. Нам нужна модернизация.

Это можно сделать без восточных районов, где осталась тяжелая промышленность?

Это нужно делать без восточных районов. Потому, что модернизация начинается именно там, где нет сильной старой индустрии, а где она слабая и разрушенная. Поэтому нужно создавать новое и стать богатой, развитой страной, или не создать ничего и стать страной третьего мира.

OK1_0527

Что делать Одессе? Она развивалась двумя путями: туризм и производственная. Промышленность у нас слабо развита…

Опрос участников стратегической сессии показал, что в городе и области выделяются четыре кластера: транспортно-логистический, который является основой для развития Одессы; туристический, который останется даже если вернется Крым; агропром, который является основой жизни областной экономики; культура, этот кластер, рассматриваемый как экономика, способен приносить очень много в жизнь города если к нему подойти с экономической стороны. Одна из задач, которую мы сегодня делаем – обозначаем пути развития именно этого кластера.

В 2014 году выбрали новую власть. Сохранился ли кредит доверия к ней?

Рейтинг доверия к президенту очень высокий, рейтинг доверия к премьер-министру равен нулю или приближается к этой отметке. Все зависит от того, кто как работает. Нельзя говорить о власти, как о чем-то монолитном. Власть состоит из разных людей и разных направлений.

Кто больше сейчас заинтересован в реформах: президент или Кабинет министров, или Верховная Рада?

Больше всех в реформах заинтересован народ. Политики могут быть более умными, чувствовать, что хочет народ и двигаться в этом направлении или бать более самонадеянными, закрывать глаза на желания людей и двинуться туда, куда им самим хочется.

OK1_0495

А как сейчас у нас происходит? Как в среднем можно оценить ситуацию?

В среднем нельзя оценивать ситуацию. Есть политические силы, которые делают реформы и есть, которые тормозят. Это хорошо видно на голосовании в парламенте и сборах правительства. В Кабмине есть профессионалы, которые пришли делать реформы и те, кто пришли им мешать.

Как вы считаете, как можно вырастить новую генерацию активных людей и граждан своей страны?

Она уже выращена.

На Майдане это уже произошло?

Она уже есть вокруг. Две тысячи людей, которых мы знаем. Нужно просто использовать их энергию.

Беседовал Денис Корнышев

Фотографировал Олег Куцкий

 

 

comments powered by HyperComments
Другие интервью