«Из оперы сейчас пытаются сделать шоу, как в кабаре» – заслуженный артист Украины Александр Цымбалюк

18 апреля 2015 | 07:27 0 427

Украинская земля богата талантами, особенно в области искусства. К сожалению, раскрываются они только заграницей. При этом они с радостью бы выступали на родной сцене, но наши театры не спешат их приглашать. Одним из таких «отвергнутых» является заслуженный артист Украины, солист ведущих оперных театров мира, входит в пятерку лучших басов мира, одессит Александр Цымбалюк. В родном городе он бывает не часто и встретится с ним очень сложно. Сейчас он находится в Милане на репетиции новой постановки в знаменитом театре Ла Скала. Однако редакции 368.media удалось  побеседовать с ним в перерыве между репетициями через Skype.

Саша, расскажи, как ты начал заниматься вокалом?

Я начал заниматься музыкой с четырех лет. Играл на фортепиано. Еще занимался живописью, закончил художественное училище им. Грекова. Параллельно поступил в музыкальное училище в класс ударных и духовых инструментов, но на последнем курсе решил, что музыкантом мне не быть. Начал брать уроки вокала. Так и возникла идея поступить на вокальный факультет!

Кто сыграл важную роль в твоем становлении вокалиста?

Родители, которые всегда меня поддерживали и направляли. Потом эстафету переняли педагоги: Галина Поливанова, Василий Навротский и замечательная пианистка Людмила Иванова, которые воспитали во мне певца и вокалиста, дали мне некий азарт к этому делу. Непросто быть певцом, не являясь фанатом, а я не фанат. Поэтому, нужно было найти что-то, что двигало бы меня дальше в профессии. Очень долгое время я не верил, что буду вокалистом. А вот профессиональное отношение к вокалу сформировалось уже к концу обучения в консерватории. Я к тому времени уже выиграл около пяти конкурсов и появился стимул и кураж двигаться дальше. Сейчас я нахожусь в поиске творческого полета, когда из меня ушел ученик и пришел творец, который ставит перед собой задачу донести эмоциональный смысл произведения к зрителю посредством голоса.

Дон Джиованни .Валенсия.

Дон Джиованни. Валенсия.

Ты уже долгое время живешь и выступаешь заграницей, принимаешь участие в постановках на мировых оперных сценах. Как там у них развивается опера?

Уже прошло время разграничения классических постановок и модерна. Многие режиссерские новаторства и новшества – это поиск новых ключей и выражений. Многие театры позволяют себе использовать помимо новых опер, новых композиторов, все новое и не всегда это мелодично и логично связано друг с другом. Тем не менее, зритель ходит, кому-то нравится, кто-то ходит, следуя моде. Сейчас, в театре Ла Скала я участвую в постановке новой оперы Джорджио Батистелли «СО2». Это очень смелая постановка, ведь театр больше придерживается классики. Нужно сказать, что в Италии требовательная публика и жесткие критики. Обычно новые постановки и поиск необычных аллегорий любят немцы. Скандальные постановки сейчас есть везде. Многие молодые певцы готовы идти на эксперименты. Из оперы сейчас пытаются сделать шоу, как, например, кабаре. Опера раньше была для людей, которые приходили покушать в антракте, заходили в обеденный перерыв, опера была фоном. Потом опера вышла из этого и перешла в элитарное искусство. Это было место встреч для людей из высшего общества. Теперь из оперы опять пытаются сделать шоу. В этом случае начинает теряться ее тонкость и изысканность. Ведь, музыка не меняется, она написана гениально, проникает в душу человека, а на сцене ты видишь картинку, которая тебя шокирует. Получается визуальный ряд не совпадает с музыкальным. На мой взгляд, в этом нет чего-то положительного. Многие певцы отказываются, если сюжет оперы их шокирует и они не готовы участвовать в этой постановке.

Ты бы принял участие в постановке, если бы тебе не нравился режиссерский взгляд, он бы шел в разрез с твоими принципами?

Я участвовал во многих постановок, когда другие отказывались. При этом я оставался незапачканным, меня это обходило стороной. Сейчас не то, время, когда можно разбрасываться предложениями. Были постановки, где я отказывался, но хитростью, имитировал проблемы с голосом. Но это не всегда может пройти.

10468513_716075715122041_2085900958166885634_n

Как ты видишь развитие оперы в Украине, есть ли оно вообще?

Нужно меньше политики. Опера очень тесно повязана с меценатством, так как только на бюджетных дотациях она не сможет прожить. С продажи билетов театр не может прокормиться, максимум покроет коммунальные расходы. Нужны инвесторы, меценаты, импресарио. Нужно заинтересовать, людей с капиталом вкладывать деньги в оперу. Нашим правительством не были приняты культурные программы. Не нужно ничего придумывать, за рубежом эта система успешно работает. Государство создает комфортные условия для бизнесменов, которые инвестируют в искусство. Тогда в Украину будут приезжать достойные режиссеры, дирижеры, звезды оперной сцены. Наши молодые солисты будут тянуться к лучшему, они будут видеть перед собой профессионалов и учиться у них. Сцена лучший учитель для начинающих певцов. В Одессе один из лучших и красивых оперных театров, за пару лет он может стать очень успешным при правильном руководстве. Частая смена руководства не приводит к развитию. Я был на спектаклях в нашем театре и что-то получается, что-то нет. Одна из главных проблем это язык и произношение. Многие певцы не понимают, о чем поют. Как можно передавать, что-то интимное и тонкое, затронуть тонкие, душевные нити публики, если ты не знаешь слов, а это ключи. Плюс публика не такая начитанная, часто не знает, что собой представляет опера, языка тоже не знает. Многие молодые исполнители обижаются, почему их не берут в зарубежные театры. Есть потрясающие голоса. Они приходят на прослушивание к  импресарио, а там – язык костный, произношение плохое и куда его брать? Импресарио хотят сразу зарабатывать, никто не будет заниматься вашим обучением.

«Борис Годунов» в Мюнхене и «Борис Годунов» в Москве. Одна опера – две диаметрально разные постановки. Какая постановка больше тебе нравится? Классика или модерн?

Они разные и этим интересны. Там еще и две разные редакции «Борис Годунов»: мюнхенская композитора Модеста Мусоргского, а московская – Николая Римского-Корсакова. С точки зрения вокалиста последний более мелодичный и логичный, но Мусоргский сделал акцент на драматизме.  Его редакции я мог больше раскрыться как актер, он музыкально богаче и  драматично выразительнее. Римский-Корсаков купировал многие моменты и сцены в опере, а Мусоргский их оставил. Для меня как певца интереснее стало петь Мусоргского.

В Мюнхене

В Мюнхене

Когда-то Дмитрий Хворостовский сказал, что зритель изменился, он уже не хочет видеть просто стоящего оперного певца на сцене, он хочет видеть действие, динамику, поэтому оперный певец должен держать себя в хорошей физической форме.

Сейчас требования к оперному певцу намного выше. Спрос на универсальных исполнителей. Внешний фактор играет большую роль. Импресарио падки на красивых, статных и спортивных. Опера стала динамичной и ты не просто стоишь на сцене, а активно двигаешься.

Насколько отличается публика в Украине и заграницей? Как изменился зритель, насколько стал более требовательным, критичным?

Избалованную публику уже трудно чем-то удивить. Тут многое зависит от самой оперы и от воспитания зрителя. Приходят молодые ребята в театр, а им показывают еще сырую постановку, естественно у них складывается негативное мнение. Я видел разное: в Германии приходили бабушки с нотами. Они проверяли, как поются партии. Видел зрителей в шортах и майках с попкорном в первых рядах в Метрополитен-опера, видел спящих.

Метрополитен-опера. Отелло.

Метрополитен-опера. Отелло.

Легко ли одесситу жить так долго вдали от дома?

Тяжело. Хочется быть чаще с семьей, с друзьями, но это плата за известность. Как говорят: «Сцена – это та женщина, которая не терпит конкуренции». Времени на личную жизнь не хватает. Постоянные разъезды, репетиции, спектакли. При таком режиме трудно переключаться, тем более, когда ты сам отвечаешь за многие административные вопросы. Тяжело найти человека, который бы разделил и принял такую жизнь.

Ты чувствуешь на себе груз ответственности за целую страну, ведь твое имя ассоциируют с Украиной?

Это не просто ответственность, это некая миссия. Сама фамилия наталкивает многих на вопросы – откуда ты, где родился? Всегда отвечаю, что родился в Украине, в Одессе. От меня зависит имидж страны, ее узнаваемость.

Какая оплата у исполнителей? Может ли музыкант сам себя обеспечить?

Конечно. Оплата разная, как и у меня. Сейчас одна, в прошлом году была другая. Я плачу много налогов, отчисления менеджеру. Есть театры, которые не оплачивают перелеты, проживание и питание. Если бы не большое количество спектаклей за сезон, то можно уйти в минус.

Где были самые высокие гонорары?

Все зависит от приглашающей стороны. Самым престижным местом для меня был Мюнхен, там есть инвестор и они могли себе позволить платить хорошую зарплату певцам. В Америке и в Японии также неплохо платят. Все не так просто как кажется, поэтому многие предпочитают работать в театре на ставку. Сейчас мы работаем над постановкой и мне не платят. Пока не начались спектакли деньги взять негде.

На какие средства ты живешь в период работы над постановкой спектакля?

Есть накопленные средства, помогают друзья.

В гримерке

В гримерке

Ты сам принял решение и ушел из Гамбургского театра? Не жалеешь об этом сейчас?

Как творческому человеку мне было необходимо оставить Гамбург. Мне нужны были новые роли, новые дирижеры, поэтому нужно было рискнуть и стать самостоятельным. Это был осознанный шаг, на сегодняшний день у меня около 94 ролей.

Мне кажется, люди искусства должны быть аполитичны, хотя многие сейчас нарушают это и идут в политику поддерживают те или иные политические движения?

Мне поступали предложения с разных сторон, выступить с поддержкой, поучаствовать в дебатах, но я отказался. Я считаю, что у каждого свой фронт работы. Певцы могут больше принести пользы своим творчеством, давая благотворительные концерты в пользу детей, инвалидов, ветеранов, малоимущих, чем на трибунах что-то доказывать. Артисты не должны заниматься политикой, они не подстраиваются под политический режим. Это люди мира. Врач же не может по политическим взглядам кого-то лечить, а кого-то нет. Наоборот, в тяжелые времена артисты должны объединять людей. Если смешивать музыку и политику, то это уже шоу-бизнес. Для эстрады важен любой пиар и даже анти-пиар, это рейтинги. Для оперного артиста это не важно, мы служим другим богам. В этом мы ограждены от влияния масс и всевозможных движений. Мы живем не только сейчас. Наша жизнь продолжается в наших детях. Какое наследие мы оставим после себя? Каждый должен задать себе вопрос, что для него важно? Все находят время включить телевизор, посмотреть новости, конечно важно, бесполезно, но важно, чтобы быть в курсе событий. Ты ничего не изменишь, только нервы себе испортишь, но это важно, а пойти в театр на концерт — зачем, такое в стране происходит. А ведь все взаимосвязано. С другой стороны, посетил концерт, и на душе стало спокойнее, и с родными хорошо общаешься. Истерия и хаос – это самая удобная форма манипуляции и управления.

Сейчас политика влияет или нет на театр?

Она не может не влиять, но она не участвует в жизни театра. И как она может влиять, ставить политические оперы, запрещать ту или иную символику, вырезать сцены или слова? У нас мало опер, которые освещают советский режим или прославляют какую-то нацию. Большинство опер написано на иностранном языке. Это интернациональная среда.

10375485_716097495119863_6985658453291822896_n

Какую музыку ты слушаешь, кроме классики?

Последнее время слушаю джаз, блюз, лаунж. Мне нельзя много слушать разной музыки, когда я учу определенное произведение, то должен полностью на нем сосредоточиться.

Были ли тяжелые моменты в жизни, карьере? Что ты преодолевал на пути к успеху?

Певцам очень непросто даже в плане физической нагрузки. Многие сами не знают о проблемах со здоровьем. Очень тяжело стоять по шесть часов на ногах и при этом петь.

Ковент-гарден. Риголетто. Лондон.

Ковент-гарден. Риголетто. Лондон.

Я так понимаю, ты сейчас находишься в процессе развития себя как творца, на пути достижения новых творческих успехов.

Человек всегда должен находиться в поиске нового. Я видел певцов, которые считали, что они подошли к какой-то значимой вехе в жизни, их признали, они имеют разные титулы. У них пропадает интерес, для них опера становится рутиной. Для меня это страшно и грустно.

Остается ли время для отдыха? Ты закончил художественную школу, продолжаешь ли рисовать сейчас, развиваешь ли это направление?

К сожалению, работа над постановками отнимает много времени, плюс постоянные перелеты и переезды. Рисую только для себя в виде хобби. Хотя, если этого действительно любить и хотеть, то можно задаться целью и развиваться в этом направлении. Сейчас интернет дает много возможностей, не обязательно посещать студию. Честно, я немножко ленивый. Всегда ношу с собой профессиональный блокнот для рисования с набором карандашей.

Севильский цирюльник. Гамбург.

Севильский цирюльник. Гамбург.

Какие еще есть увлечения и хобби?

Занялся плаваньем, много езжу на велосипеде, если это можно назвать хобби.

Есть ли какие-то проекты в Украине или Одессе, где ты планируешь принять участие?

В ближайшее время планируется ряд событий в Одессе. Это фестиваль искусств и концерт на День города, куда меня пригласили. Сейчас я ищу возможность приехать и принять участие. Это не будет просто, пока еще ведутся переговоры. По стране я нигде не пою, собственно меня не приглашают. В Киеве я никогда не пел, может там меня и не знают.

Беседовала Ольга Щука

620464_10151149494045120_934987219_o

comments powered by HyperComments