«В Белгород-Днестровской крепости идет борьба за турникет» – археолог Андрей Красножон

27 февраля 2015 | 14:59 0 2 908

На территории Одесской области расположена одна из наиболее сохранившихся крепостей в Украине. Белгород-Днестровская крепость своими размерами превосходит другие подобные сооружения страны. К сожалению, власти не понимают ценности и привлекательности данного объекта для туристической сферы региона. Из-за некомпетентного руководства крепость приходит в упадок. Складывается впечатление, что ее даже не пытаются спасать. Созданное при облсовете КП «Фортеця» также не исправило ситуацию. Не так давно его директора Никиту Петракова уволили с должности, так как он не справлялся со своими обязанностями. Кто теперь возглавит предприятие пока неизвестно. Известный одесский археолог Андрей Красножон, который уже не первый год работает на территории крепости, рассказал редакции 368.media, что можно сделать для ее спасения.

Общий вид. Фото: belarus.odessa.ua

Общий вид. Фото: belarus.odessa.ua

Скажите, какая сейчас сложилась ситуация?

До 2011 года крепость находилась на балансе Белгород-Днестровского краеведческого музея. Сотрудники музея одновременно работали экскурсоводами в крепости. На продаже билетов зарабатывали порядка миллиона гривен в год. Деньги поступали в местный бюджет. В 2011 году в облсовете возникла идея вывести крепость в коммунальное предприятие областного подчинения. Объявили о создании коммунального предприятия «Фортеця». Говорят, что одним из инициаторов проекта была начальник областного управления охраны памятников и объектов культурного наследия  Натальи Штербуль. В основу деятельности КП была положена благородная идея – прибыль, полученную от продажи билетов, пустить на реставрацию. Но прошло уже четыре года деятельности предприятия и за это время ни единого камня, ни единого метра стены, я сейчас говорю буквально, восстановлено, реконструировано не было. Ничего не сделано для спасения тех участков крепости, которые находятся под угрозой уничтожения. Самым опасным, с точки зрения обрушения, остается фрагмент северной крепостной стены у цитадели. Ее фундаменты из-за обрушения берегового склона попросту повисли в воздухе. В щели осадочных трещин между стенами уже кулак просунуть можно. Не сегодня-завтра сооружение уползет в обрыв.

Как так получилось?

Это давняя история. В XIX веке в этом месте произошло обрушение берегового склона, оголился древний фундамент, стена осталась без опоры. Несколько лет назад чиновники запланировали под восстановление этого участка стены ни много ни мало 19 миллионов гривен. Планировали серьезные противооползневые работы, но это все не нужно. На самом деле достаточно соорудить подпорный контрфорс. При минимальных затратах – используя бригаду рабочих, технику, примерно 300 мешков цемента и десять тонн песка. При этом обязательно следует восстановить нижний участок стены и восстановить бывшую земляную площадку, которая послужит опорой для фундамента верхней, аварийной стены.

Вид с лимана. Фото6 apistravel.com.ua

Вид с лимана. Фото6 apistravel.com.ua

На каком основании вы делаете такие заявления?

Я занимаюсь этим памятником с 2007 года. Могу продемонстрировать фотографии и рисунки, сделанные на протяжении последних 250 лет, собранные в рамках архивных исследований. По ним видна динамика разрушений на данном участке. В некоторых случаях я могу показать даже какие камни вываливались в какой месяц какого года. Создается впечатление, что чиновники попросту не в курсе проблем данного исторического объекта. Это и понятно. Они ведь не занимались изучением истории строительства оборонного комплекса в Белгороде-Днестровском. Впрочем, и за консультациями к специалистам по истории крепости, насколько мне известно, не обращаются. По результатам определенных экспертиз однажды было решено, что причина аварийного состояния стен на прибрежных склонах именно в оползнях. Хотя уклон пластов геологических пород на мысу, который занимает северная часть крепости, направлен от берега, водный горизонт здесь отсутствует (который заставлял бы скользить всю эту массу вниз). Основная, на мой взгляд, причина разрушений заключается в том, что в середине XIX века у крепости построили причал РОПиТа (ныне причал №1). Это создало особые гидрологические условия у берегов под крепостью, приведшие к абразии. В 1964 году власти сделали единственное возможное – отвели линию берега подсыпкой подальше от цитадели. И процесс обрушения берега остановился, хотя еще в 1930-е году вода стояла прямо под башнями.

Вы видите тут коррупционную составляющую?

В советское время на восстановление всех проблемных участков крепости, вместе с башнями, был запланирован огромный бюджет – порядка 250 тыс. долларов в переводе по официальному курсу рубля середины 1960-х. А уже в наше время запланировали 19 миллионов гривен потратить на восстановление отдельного участка в северном секторе. В контексте этих проблем с состоянием объекта, возникает вопрос: а куда уходили средства, вырученные от продажи билетов КП «Фортеця»? Я знаю, что ревизоры нашли фантастические хищения на предприятии. Мне рассказывали, что только на травлю комаров-однодневок прошлым летом руководство КП потратило едва ли не 100 тыс. гривен! Кроме того купили безумно дорогие турникеты, взяли около 2 млн. гривен в кредит под 24% годовых на строительство информационного павильона и общественного туалета, который до сих пор не введен в эксплуатацию. Строительство сопровождалось громким скандалом. Были определенные проблемы с археологическими согласованиями. Во время строительных работ уничтожили культурный слой, проложили коллектор в районе одной из башен, а трубу вывели из крепости через мост. Не говоря о том, что это сооружение по всем правилам не должно закрывать исторический фасад памятника, нарушать его аутентичный облик. В тех крепостях Украины, где мне доводилось бывать, настолько кощунственного отношения к старине я не встречал.

Башни еще стоят. Фото: karabin.com.ua

Башни еще стоят. Фото: karabin.com.ua

А что вы скажете о недавно уволенном директоре?

Пост директора не так давно занимал 32-летний Никита Петраков, который раньше работал то ли помощником судьи, то ли в управлении земресурсов. Он понятия ни об археологии, ни об истории не имеет, зато считал себя «крепким хозяйственником». Управлять таким памятником, не обладая необходимым образованием — все равно, что хранить у себя дома подлинники Рембрандта или Ван Гога, считая их простыми репродукциями, и использовать для декорации дыр на стене. Для бывшего директора крепость являлась в первую очередь предприятием. Понимание ее значимости, как музейного экспоната, мне кажется, отсутствовало. Главное – деньги с продажи билетов и точка. К примеру, в последний сезон директор заломил настолько огромную сумму аренды для джаз-фестиваля «Коктебель», что организаторы предпочли перенести его в Затоку.

Можно ли назначить грамотного руководителя?

Назначит можно всегда. Но где же его найти? Петракова уже сняли, исполняющим обязанности назначили бухгалтера. Пока рано говорить о каких-то тенденциях к улучшению, к выполнению КП задекларированных целей. Борьба некоторых белгород-днестровских бизнесменов и отдельных представителей областных властей за контроль над денежными потоками в крепости, к сожалению уводит на второй план первостепенные задачи по заботе о сохранности объекта. По сути, идет многолетняя борьба за контроль над воротами в крепость. Вкладывать вырученные средства в развитие объекта и его реставрацию, похоже, раньше никто не планировал. Логика проста – зачем вкладывать, если поток туристов все равно сохраняется. Мало кто понимает, что забота о сохранности памятника – это дело общегосударственного масштаба. Такие объекты заведомо не могут быть прибыльными. Трудно представить, что Оперный театр живет исключительно с продажи билетов. Отнюдь. Чем крепость, как музейный объект отличается? Вопрос даже не в том, приемлемо ли размещение на территории музейного комплекса ресторанов и кафе. Думать о коммерческой эксплуатации такого объекта следует в комплексе, при тщательных консультациях с учеными. Крепость привлекает туристов, но они, в свою очередь, требуют особой инфраструктуры. И не обязательно предлагать туристу ресторан в пределах крепостных стен. Почему бы не продавать виды с уютных террас на внешний фасад? Особый вопрос – оригинальность демонстрируемых сооружений. Туриста не будет привлекать восстановленный «новодел», подлинное обаяние старины ничем не заменить. А у наших коммерсантов логика другая – поставить кабак как можно ближе от входа, чтобы весь поток посетителей шел только через ресторан. И постоянно слышны идеи отдать ту или иную башню в аренду частнику под ресторан. Средневековая башня отличается очень ограниченным внутренним пространством (тесные комнатки небольшой площади). Ее площадь не рентабельна по определению.

Крепость популярна у туристов. Фото: magura.com.ua

Крепость популярна у туристов. Фото: magura.com.ua

Ваши предложения?

Сегодня следует кардинально пересмотреть всю бюджетную политику в отношении крепости. На мой взгляд, ее надо выводить в подчинение министерству культуры, думая над статусом заповедника. Это предопределит совсем другой механизм распределения бюджета на развитие объекта. Первостепенная задача – сохранить объект, а не заработать на нем. Крепости нужен руководитель, который понимает, как тратить деньги на памятник, чтобы они не принесли ущерб древним сооружениям. Поскольку любая реставрация, любая реконструкция, сродни операции на теле человека – неловкое движение может принести невосполнимые потери.

Каким образом можно вывести объект в министерское подчинение?

На то должна быт воля властей. В перспективе неплохо было бы создать историко-архитектурный заповедник. Как в Каменце-Подольском. Для этого в Белгороде есть не только крепость XV века, но и Греческая церковь синхронного периода. На  территории города также расположена Армянская церковь XVII века и многие другие замечательные памятники старины. Судите сами, Одесская область – единственная в Украине, в которой нет ни одного историко-архитектурного государственного или национального заповедника. К примеру, в только Запорожской области их три (в частности усадьба XVIII века работника канцелярии Потемкина, Попова). Судакская крепость была заповедником, хотя по сохранности не сравнима с нашей. Кроме того, в Одесской области есть такие известные и уникальные объекты как античное городище Никоний, руины древней Тиры, остатки крепости Измаил, остров Змеиный, наконец. На мой взгляд, создание заповедной зоны в пределах средневековой крепости Белгород и античной Тиры в первую очередь всегда был не выгоден местной «охранной мафии», поскольку такая система предполагает централизованные схемы финансирования. В этом случае они теряют поступления с продаж билетов, гранты и бюджетные деньги, которые распределяются на объекты. К тому же, стоит надеяться, что заповедный статус памятника позволит избежать страшных результатов инициатив местных подрядчиков при проведении так называемых реставрационных работ.

Андрей Красножон уверен, что крепость еще можно спасти. Фото: dumskaya.net

Андрей Красножон уверен, что крепость еще можно спасти. Фото: dumskaya.net

Продолжение следует…

Беседовал Денис Корнышев

comments powered by HyperComments