«Самообеспечение» одесских школ: от благотворительности до коррупции

9 февраля 2015 | 07:25 0 1 955

В январе руководство учебно-воспитательного комплекса №275 «Надежда» оказалось в эпицентре крупного скандала. Группа родителей учеников заявила о том, что в учебном заведении действует налаженная схема отмывания денег. Якобы, руководство коммунальной школы собирает с родителей до 350 долларов в месяц за официально бесплатное обучение, кроме того платить приходится за охрану и питание учеников. Мэрия решила организовать комиссию по проверке деятельности «Надежды» под кураторством советника мэра Сергея Дубенко. Против ее вмешательства сразу выступила дирекция, а также часть родителей, в том числе и тех, кто организовывает «благотворительные сборы».

Деньги распределяются непрозрачно

Данный инцидент – следствие, а не причина сложившейся ситуации в сфере образования. Схема поборов в школах основана на вечном дефиците бюджетного финансирования и на самодеятельности директоров школ, учителей и родителей, которые начинают собирать деньги для работы учебных заведений, распределять и тратить их. К примеру, в 2014 году только на содержание дневных общеобразовательных школ Одессы из бюджета выделили 549 млн. гривен. В бюджете на этот год сумма увеличилась до 678 млн. гривен. По информации управления образования, в Одессе работает 123 ООШ. Выходит, что в среднем власти выделят на каждую школу более чем 5,5 млн. гривен.

Однако система бюджетного финансирования школ реализуется непрозрачно. Директора школ не знают, по какому принципу деньги распределяются между учебными заведениями. По словам директора гимназии №7 Светланы Мельник, так как нормативы содержания школы и каждого ученика не разработаны, то определить, по какой схеме в департаменте образования распределяются деньги, невозможно.

«Построена такая система финансирования школ, что одни учебные заведения каждый год получают дотации, а другие не получают ничего. Наша гимназия ни разу не получала бюджетной поддержки за последние 24 года. Мы получаем только деньги, которых хватает на зарплаты учителям, на оплату коммунальных услуг и на питание учеников. Больше денег нет. Где те деньги, которые записаны в бюджете на образование? Складывается впечатление, что эти деньги переводят на какие-то другие нужды», – поясняет директор.

Обветшалый фасад УВК №275. Фото: Сергей Дубенко

Обветшалый фасад УВК №275. Фото: Сергей Дубенко

Из-за разницы в финансировании школ, руководство каждой из них инициирует создание родительские комитеты, которые начинают сбор денег на первостепенные нужды. Поскольку официально образование в Украине – бесплатно, в Министерстве образования не могут заставить эти комитеты следовать конкретным правилам сбора ежемесячных взносов. Разработаны только лишь рекомендации для родительских комитетов, в которых описаны общие правила сбора благотворительных взносов и финансовой отчетности. Соответственно, это открывает широкий простор для коррупционных схем.

Председатель общественной организации «Независимый родительский комитет» Татьяна Чубина рассказала, что чаще всего поборы в школах процветают благодаря тому, что несколько человек из родительских комитетов начинают «сотрудничать» с руководством в незаконном сборе денег.

«Каждый директор в школе – это местный князь и царь. И он может устраивать свой маленький бизнес в стенах госучреждения. В таких условиях достаточно сложно наводить порядок. Многое зависит от родителей. Насколько они готовы платить, соглашаться с ситуацией, требовать от администрации выполнения законов», — объясняет она.

По ее словам, в комитеты иногда попадают люди близкие к руководству школы, желающие выторговать оценки  своим детям или иные преференции. Таким образом, формируется система во главе с директором школы, нескольких сотрудничающих с ним родителей, а деньги сдает «молчаливое большинство» родителей, которые оказываются заложниками ситуации и не хотят поднимать скандал из-за поборов, лишь бы дети могли нормально учиться.

Сдайте чеки

Учитель одной из школ анонимно рассказывает, что такая ситуация складывается из-за крайне низкого уровня школьного образования.

«В школах есть только отдельные учителя, которые знают свои предметы и могут преподавать. В результате, реальные знания примерно 90% учеников класса – нулевые. Руководство школ пользуется этим и назначает поборы, против которых протестовать опасно: скажешь где-то, что вымогают деньги – твоему ребенку будут ставить объективные оценки, а не завышать, как основной массе класса. Поэтому родители – заложники ситуации. И поэтому так мало заявлений о коррупции. Им легче заплатить за оценки в школе, а в старших классах нанять репетиторов, чтобы ребенок смог поступить в ВУЗ», – поясняет наш собеседник.

Он также рассказал о наиболее типичных коррупционных схемах. По его словам, распространенная махинация – разбазаривание средств на установку новых окон или на замену старой канализации.

«Директор через комитеты сообщает родителям, что необходимо заменить окна или прохудившиеся трубы. Проводится сбор денег, новые окна и трубы действительно закупаются и устанавливаются. Только после этого, руководство школы просит сдать чеки о покупке окон и труб. Директор прикрепляет их к отчетности об использовании бюджетных средств и передает в департамент. В результате получается, что родители сами купили новые окна и трубы, а выделенные из бюджета на эти нужды деньги «разошлись» по карманам руководства учебного заведения и чиновников департамента», – поясняет он.

При этом в случае финансовых нарушений пострадают не чиновники, а члены родительского комитета. Татьяна Чубина поясняет, что деятельность школ проверяют налоговая и государственная инспекция учебных учреждений. По ее словам, в случае выявления нарушений, директор грозит только увольнение, а вот члены родительского комитета могут быть обвинены в присвоении и растрате имущества.

Геннадий Труханов в 7-й гимназии. Фото: vk.com

Геннадий Труханов в 7-й гимназии. Фото: vk.com

Кто «крышует» директоров?

Довести ситуацию до логического финала пока не удавалось. Предыдущий скандал из-за поборов в УВК им. А.С. Пушкина №90, разразившийся в 2012 году, «замяли» тогдашние мэр Алексей Костусев и губернатор Эдуард Матвийчук.

«В результате проверки составили протокол, где указали, что допущены значительные нарушения. Мы написали письмо в Генеральную прокуратуру с требованием открыть уголовное дело, а Костусеву, Матвийчуку и министру образования Табачнику – с требованием рассмотреть целесообразность работы директора школы Игоря Стеценко на этой должности. Однако все было спущено на тормозах», – рассказывает общественница.

По словам источника в горсовете, такие «договоренности» действительно существуют и связывают мэра, руководство департамента образования и директоров школ. По его словам, последние занимаются поборами в школах под «опекой» заместителя директора департамента образования Виктории Ищенко, которая бессменно занимает должность последние 20 лет и тесно сотрудничает с каждым мэром во время выборов.

«Поскольку большинство избирательных участков располагаются в школах и в них работают учителя, директора школ имеют большое влияние на ход избирательного процесса и подсчет бюллетеней. Система круговой поруки практически непотопляема – лояльные директора «распиливают» деньги под патронатом Ищенко, а она продолжает работать, поскольку выгодна городскому руководству», – добавляет он.

То, что ситуацию в 275-й школе начинают «спускать на тормозах» уже заметно. Советник мэра Сергей Дубенко заявил нам, что работа комиссии продлена до 15 февраля. Предварительную информацию о работе комиссии он рассказывать отказался, чтобы «не порождать слухи и догадки», а о результатах проверки пока говорить еще рано.

«Нужно время, чтобы все выяснить. Сейчас идут проверки питания в школе, родительских комитетов, бухгалтерии и отчетности, Финансовый вопрос щепетильный. В нем нужна тщательность», – объясняет советник.

Недавно новым директором департамента образования стала Елена Буйневич. Соответственно, никакой ответственности за коррупцию в «Надежде» она не понесет. Ответственность могла бы лечь на Викторию Ищенко, которая с прошлого лета была и.о. директора, но учитывая ее поддержку «в верхах» эта судьба ее вряд ли коснется. Не ясно, какую ответственность за поборы в школе понесет и профильный вице-мэр Зинаида Цвиринько. В тоже время, по словам мамы одного из учеников «Надежды» Ольги Громенко, проверка в учебном заведении фактически остановилась.

«Пока что школу проверили только сотрудники СЭС. Осмотрели кухню, нашли некоторые нарушения, среди продуктов нашли гнилую свеклу. А юристы и финансисты вообще не работают. Директор не предоставляет им документы финансовой отчетности. Заявляет, что для раскрытия этих данных, необходимо писать депутатские запросы. Сейчас депутат Ирина Есенович подала запрос», — объясняет Громенко.

Кроме того, сейчас школу проверяет и СБУ. Следователи выясняют, как директору школы удалось подписать договор с одной из воинских частей, которая, якобы, обеспечивала охрану учебного заведения. Руководитель УВК №275 Татьяна Тарарака сейчас пытается ввести в комиссию лояльных родителей, чтобы окончательно прекратить проверку.

По информации от родителей, другие члены семьи директора школы тоже устроились вполне неплохо. Они уверяют, что супруг директора школы Валерий Тарарака является владельцем частной школы «Эрудит» в Совиньоне, директором в которой работает их сын Сергей. Месяц обучения там обходится в 450 долларов. Семья Тарарака владеет тремя частными домами в Совиньоне и двумя иномарками Mercedes ML.

Автор Николай Яковенко

comments powered by HyperComments