25 января 2015 | 07:50 0 764

В Одессе уже семь месяцев подряд действует «Волонтерская сотня Далии Северин». Эта группа из полутысячи человек практически полностью состоит из женщин. Несмотря на это, прекрасная половина человечества не уступает мужчинам-волонтерам. Ежедневно они отправляют десятки посылок в войска. Женщин не страшит ничего. Даже взрыв их центра помощи, который произошел на улице Краснова 10 декабря прошлого года, не отбил у них желания помогать. Недавно даже придумали отправлять бойцам не полуфабрикаты и консервы, а настоящую домашнюю еду – перемолотое сало вместе с чесноком и специями, а также заправки для приготовления наваристого борща. Жалеют только, что пока нет полноценной кухни, чтобы поставить «производство» на конвейер. Редакция 368.media пообщалась с Далией Северин об особенностях организации волонтерской деятельности.

Далия, кем вы раньше работали и почему решили стать волонтером? Как к этому относится ваша семья, родные, друзья?

Я юрист. Молодой, неглупый и в меру талантливый магистр права с красным дипломом. В начале лета в работе начался кризис, у меня резко упал уровень занятости. Решила уделить время себе – отдохнуть, походить в фитнесс-зал, почитать книги, и в спокойной обстановке разобраться, что происходит в моей стране и чем я могу помочь. Благо, могла себе это позволить, так как были сбережения. В тот же вечер, мне позвонила знакомая из Западной Украины и спросила, чем я занимаюсь и какие у меня планы. Возмутилась, «что Одесса себе думает». Почему она отправляет двух сыновей, собранных за свой счет защищать независимость Украины, а такие молодые и талантливые люди, как я, в Одессе живут такой жизнью, как будто в их стране все в порядке и нет войны? Ночь я провела без сна, сидела в Интернете, думала, и мне на глаза попалась фотография ног одного солдата. Это были израненные, кровоточащие, стертые напрочь ноги. Немедленно отправило фото маме. Она, как врач, сказала, что такое состояние – повод ложиться в госпиталь. Такие ноги требуют лечения. А все почему? Дефицит носков, отсутствие нормальной гигиены. Утром 24 июня я разместила в Facebook сообщение, что открываю пункт сбора носков для солдат. Не денег, а именно носков. Мою идею поддержала известный ресторатор Ирина Ангелова Гольфстрим, и в подсобном помещении ее ресторана мы стали собирать носки и отправлять их на фронт. Женщины Одессы постепенно стали подтягиваться, мы сортировали носки по размерам, к каждой паре писали ободрительные записки для солдат, крепили их, складывали носки в ящики, узнавали, кому они нужнее всего на фронте и отправляли туда. Делали это через волонтеров, которые туда ездят, а также при помощи почтовых служб. Вскоре солдаты сообщили, что в связи с отсутствием воды и жуткой жарой им нужны еще влажные салфетки, чистые трусы, футболки. Мы стали собирать и это. Вскоре небезразличных людей стало так много, что нам пришлось искать место просторнее, так в день иногда приходило больше десятка женщин.

Начинали с носков. Фото: facebook.com

Начинали с носков. Фото: facebook.com

Как относится к этому моя семья?

Комментировать не хочется. Я знаю, что моим родным тяжело смотреть мои интервью. Они не видят там успешную молодую леди, к которой они привыкли. Они видят уставшую, измученную девушку, которая держится из последних сил. Их это расстраивает. Но моя семья понимает, что в Украине война и быть вне жизни страны и грех, и преступление.

Как устроена ваша волонтерская работа? Как  проходит типичный день волонтера?

Рабочий день волонтера – это адский рай или райский ад. Это сложно, и в тоже время легко. Это приятно, и в тоже время невыносимо. Это взлеты и падения, это радость от благодарности солдат и боль от их потерь. Бывают дни, когда целый день в тебя летят тумаки – люди звонят, а ты занимаешься отправкой и не можешь с ними поговорить нормально, это, когда человек пишет мне, а я мотаюсь целыми днями и не вижу сообщения. Тогда некоторые приезжают в офис и выясняют, что ты мечешься в жутком цейтноте и становятся помогать, а другие сидят дома и пишут злобные комментарии, что я «зазвездилась» и качаюсь на волнах славы и известности. Конечно, мне приятнее первая категория. Это «мои люди», близкие по духу, не ноющие, а делающие. Если человек недоволен волонтерами я предлагаю «усыновить» мой мобильный телефон на сутки. Телефон звонит без умолку, ежесекундно нужно принимать решения и куда-то мчаться. Ответить на полторы сотни звонков в день от абсолютно разных людей. Добрых и не очень, спокойных и очень нервных. При этом стараться быть терпеливой и внимательной. При этом на каждой записке в солдатских носках есть мой мобильный телефон. Это для того, чтобы солдат мог позвонить, поговорить, почувствовать нашу поддержку, рассказать о своих потребностях. Кому-то не хватает мыла, а кому-то бронежилетов. То есть мой номер есть больше чем у десяти тысяч солдат. Каждый из них может обратиться ко мне в любой момент. Часто они звонят ночью. То есть сейчас мне могут позвонить девочки- активистки, одесситы, желающие помочь, солдаты, меценаты. Когда разговариваю по телефону, вторая линия пикает почти постоянно. Пока терплю. Мне нужны секретари, помощники на постоянной основе, но денег на зарплаты нет. Если бы не активисты «сотни», я не сделала бы и тысячной доли этой работы. Кто свободен, тот  и помогает. Так и выкручиваемся.

Собирают для солдат самое необходимое. Фото: facebook.com

Собирают для солдат самое необходимое. Фото: facebook.com

Сложно ли руководить группой волонтеров, какие основные проблемы?

Волонтеров около полутысячи человек. Коллектив на 90% женский. Руководить любым коллективом сложно. Большим коллективом очень сложно. Женским коллективом – вообще ад. Но почему-то это пока не касается нашего коллектива. Может потому, что нас объединяет общая идея – спасти свою страну, ее независимость, ее будущее. Женщины трудятся каждый день, некоторые без выходных уже семь месяцев. Они живут по графику – днем работа, потом – работа в «сотне», потом дом. Мы ценим друг друга, вклад каждого. Иногда мы пишем записки солдатам, а потом все вместе плачем над ними. Море радости, когда солдаты звонят нам после получения очередной посылки, и мы разговариваем с ними по громкой связи. Они благодарят нас за душевность, мы их за то, что у нас пока нет войны на улицах.

90% коллектива -- женщины. Фото: facebook.com

90% коллектива — женщины. Фото: facebook.com

Как вы снимаете стресс? Не хотелось ли вам все бросить и скрыться куда-то от этих просьб и жалоб?

Я держусь при помощи своей команды. «Пчелки» и «пчеломены», так мы называем наших мужчин и женщин, моя поддержка и опора. Наш дружный «улей» демонстрирует патриотизм Одессы и Украины. Мы ведь помогаем не только ребятам из Одессы. Мы поддерживаем мужчин в зоне АТО, невзирая на региональную принадлежность. Когда солдаты из Тернопольской области получили наши легендарные коробки, они боялись их открыть. Перезвонили и переспросили: «Одесса, а это точно нам? Или вы нас с одесситами перепутали?». Я ответила: «Конечно, вам!». Украина единая не только на словах. Многие из нас, Сотни Далии Северин, даже большинство, русскоязычные. Я считаю себя украиноязычной. Это мой выбор. Хотя часто и с легкостью разговариваю на русском языке. Я за право каждого разговаривать на удобном ему языке. В «сотне» есть правило для участников : «Украиноязычным можешь ты не быть, но патриотом – быть обязан».

Солдаты всегда рады волонтерам, особенно женщинам. Фото: facebook.com

Солдаты всегда рады волонтерам, особенно женщинам. Фото: facebook.com

Не возникало ли никогда соблазна воспользоваться в своих нуждах деньгами для армии? что вы думаете о тех, кто поступает подобным образом? Сталкивались ли вы с такими людьми?

В каких своих нуждах? Вы видите, что у меня что-то появилось во время волонтерства, кроме бессонницы и дергающегося глаза? Но люди разные. Один дурак может дискредитировать всю идею. Поэтому надо анализировать и думать. Думать – это вообще хорошая привычка. Тема сложная. Могу сказать, что я знаю много искренних, горящих, настоящих волонтеров, которым доверяю безусловно. Вот с такими я и работаю, и общаюсь, таких волонтеров я уважаю и люблю.

Каждому бойцу - послание. Фото: facebook.com

Каждому бойцу — послание. Фото: facebook.com

С какими трудностями вы сталкиваетесь в работе? Произвол чиновников, офицеров армии?

Разрешите о произволе чиновников ответить в другой раз. Это большая и сложная тема. А мне нужно лететь, спешить. Далию Северин ждут в госпитале. На фронте мы стали легендарными. Когда солдаты попадают в госпиталь в Одессу, они хотят видеть «Сотню Далии Северин» и саму Далию.

Как стать успешным волонтером? Что посоветуете начинающим?

Не надо больше волонтеров. Нужно больше ответственных искренних патриотов. Людей умных и вдумчивых, готовых брать на себя ответственность за какой-то участок работы и делать это качественно. Я вообще люблю ответственных профессионалов. Тем более, если они патриоты и адекватные нормальные люди.

Какая ваша главная мечта как волонтера?

Мир в обновленной успешной Украине.

Телефон Далии есть у 10 000 солдат. Фото: facebook.com

Телефон Далии есть у 10 000 солдат. Фото: facebook.com

comments powered by HyperComments
Другие интервью